Гиперопёка как причина детской психологической травмы

К сожалению, взрослые люди с серьёзными психологическими проблемами, возникшими из-за гиперопеки родителей (как правило, матери), редко обращаются к психологу. Хотя деформации личности, вызванные гиперопекой, относятся к числу тяжелейших и чрезвычайно распространены в наше время.

Такая странность объясняется просто. Гиперопекающая мать – это сверхзаботливая мать. Вполне естественно, что её ребёнку, даже уже выросшему, не приходит в голову, что это плохо. Что та сверхсамоотверженная любовь, которой отличается его мать, - это источник его проблем, это что-то патогенное. Для непрофессионала, человека, не знакомого с психологией, это совсем не очевидно.

Что же такое «гиперопека»? Как она влияет на детей? И как можно преодолеть её последствия?

История Алёны

Как и многие пострадавшие от гиперопеки дети, Алёна родилась в очень благополучной семье. Она единственный ребёнок материально и социально успешных родителей. Однако мама её вышла замуж в возрасте, когда у неё уже появились серьёзные опасения, что она может остаться одна на всю жизнь. Муж гораздо старше неё (на 12 лет), это его второй брак. Первый, очень неудачный, давно распался, жена с сыном уехали в другую страну, что отец Алёны очень тяжело переживал. Он интеллигентный, чувствительный, тонкий человек.

Мама Алёны, хотя и тоже с высшим образованием, - человек более простой. Она очень добрая и заботливая. Истосковавшись по семье и ребёнку, она всю данную ей от природы силу материнской любви и заботы обрушила на дочь.

Чтобы понять, каким было детство Алёны достаточно привести некоторые детали. Мама и папа – обеспеченные люди – постоянно покупали дочери чёрную и красную икру, которую ела только она одна из всей семьи. У девочки была своя огромная комната: там можно было играть в гандбол. Когда Алена училась в школе, у неё в комнате постоянно проводились вечера её класса, собиравшегося там в полном составе (более 30 человек). Алёна никогда ничего не делала по дому и не умела даже собирать собственное раскладное кресло, в котором почему-то любила спать, хотя в её комнате стояла огромная кровать. Это ежедневно делал за неё сверхзанятой папа.

Наша героиня привыкла получать не просто много, а очень много, причем - без малейших усилий. Еще будучи ребенком, она искренне обижалась, когда ровесники отказывались играть в то, что она предлагала, потому что она не умела считаться с мнениями других. Когда кто-то пытался отстоять свою точку зрения и сказать, что нужно хотя бы по очереди выбирать роль, Алена реагировала недоумением, обидой, а иногда и агрессией. Лишь пара одноклассников даже не дружила с девочкой (ведь дружба предполагает равные отношения), а скорее были ее королевской свитой. Остальные – с удовольствием приходили к ней в гости, но теплых чувств к Алене не испытывали, по ее мнению – исключительно из зависти.

К сожалению, даже став взрослой, наша героиня так и не научилась ценить не только свои желания, потребности и мнения, но и мнения других людей. Малейшее несогласие (с которым ей никогда не приходилось сталкиваться в родительской семье) воспринималось Аленой как прямое нападение. Даже если она пыталась работать, очень быстро она убеждалась, что все вокруг только и ждут, как бы ее обидеть и унизить. Надо ли говорить, что это ощущение было только ее собственное, субъективное?

В отношениях с противоположным полом Алена тоже не проявляла ни уважения, ни терпимости, ни стремления понять того, кого, как ей казалось, она любит.

К тому же наблюдался сильный конфликт между уровнем притязаний, сильно завышенной самооценкой героини и теми реальными навыками, знаниями и умениями, которые у нее были. Что, конечно, тоже не лучшим образом сказывалось на ее возможности найти себя в какой-либо профессиональной сфере.

В результате Алена не смогла найти себя. Она получила ту же специальность, что и мама (инженер-строитель), но работу свою не любила и вскоре после окончания института потеряла работу. После чего не работала многие годы, прекрасно себя при этом чувствуя.

Она не вышла замуж, у неё нет детей. Ей дважды делали предложение - она оба раза отказывала под надуманными предлогами (первый жених хотел уехать с невестой в США: Алена сказала, что не хочет жить там; второй был моложе Алёны– она отказала на этом основании).

В итоге Алена обратилась к психологу только в 37 лет. И то лишь потому, что её отец неожиданно умер, а мама после этого тяжело заболела, и она вынуждена была организовывать уход за мамой, то есть что-то решать, что-то делать, важное и ответственное, в первый раз в жизни.

Это было ей настолько тяжело, что начался невроз: постоянные бессонницы, головная боль, депрессия.

Если бы не скоропостижная кончина отца и не болезнь мамы, Алена, несомненно, не обратилась бы за помощью, так как считала свою жизнь очень хорошей и была довольна ею.

История Константина

Константин также вырос в полной и благополучной семье. Однако отношения у его родителей не сложились. Они не разошлись, но любви, дружбы, взаимопонимания в семье не было. Так сын стал сверхценностью для мамы.

Константин – красивый, физически сильный молодой человек. Однако лицо у него амимичное, какое-то скучное. Говорит он тихо и невнятно, вообще – мало говорит, только если спросят. Ничем не интересуется.

Когда он учился в школе, мама возила его на машине к куче репетиторов. Она и домой отвозила его на машине, и сын обязан был ждать маму, даже если на улице шёл сильный дождь. Мама боялась, что с «Костиком» что-то случится, если он сам поедет на автобусе.

Конечно, она хотела для своего ребенка самого лучшего, уберечь, оградить от трудностей, предоставить все мыслимые возможности для достижения успехов в учебе и музыке, которой мальчик занимался по ее настоянию. Только мама не учла, что ребенку нужно не только руководство, но и свобода в принятии решений, возможность совершать ошибки.

Сталкиваясь с последствиями наших действий, мы приобретаем опыт, научаемся связывать приложенные усилия с результатом. Кроме того, возможность самостоятельно принимать решения соответственно возрасту это еще и незаменимая составляющая формирования ответственности.

Так Константин никогда ничего не решал сам, во всём завися от мамы. Еще будучи ребенком, он пытался показать маме свои желания, принимать какие-то решения, но всегда подвергался жесткой критике с ее стороны. На приеме у психолога он вспоминал случай, когда в 9 лет подружился во дворе с мальчишкой, который рос без отца, но при этом был озорным, веселым, добрым и всегда что-то выдумывал. Косте было очень хорошо рядом с ним. Когда об этой дружбе узнала мама, она устроила показательную истерику с угрозой вызова скорой помощи, потому что стало плохо с сердцем. Она кричала о своем разочаровании в сыне, который связался с «отбросами общества». С тех пор Константин стал бояться идти против ее воли и покорно подчинялся матери, стараясь получить ее одобрение.

Гиперопека очень часто идет рука об руку с сильными родительскими страхами, в том числе и со страхом, что ребенок вырастет каким-то не таким. Не достаточно успешным, умным, воспитанным и т.д. Но лишая ребенка возможности иметь так называемую зону влияния, не подконтрольную родителям, родители не дают ему даже шанса на то, чтобы вырасти инициативным и умеющим опираться на самого себя.

Вот и Константин вырос инфантильным, зависимым от чужого мнения, не умеющим ставить собственные цели и достигать их. Таким он оставался и в 25 лет, когда его первая девушка уговорила молодого человека обратиться к психологу.

Суть гиперопёки

Хотя с внешней стороны гиперопёка кажется проявлением очень сильной любви, на редкость самоотверженной заботы, - на самом деле это не так. Гиперопёка всегда вызвана не любовью, а чрезмерным беспокойством матери, даже страхом.

Собственно, все женщины беспокоятся о своих детях. Все в какой-то мере боятся, как бы ребёнок не упал, не ушибся, не провалился в воду и пр. Это естественно. Однако у некоторых женщин – в силу каких-то особых причин – это беспокойство за своего ребёнка начинает играть решающую роль в структуре личности, становится их главным побуждением в отношениях со своим ребёнком.

Часто причина в том, что ребёнок становится для мамы сверхценностью, например, из-за того, что не сложилась личная жизнь. Подсознательно женщина хочет компенсировать недостаток любви мужа – любовью ребёнка. Но это невозможно - по объективным причинам.

Родительское стремление излишне опекать свое дитя может иметь и другие внутренние психологические причины. Это может быть просто наследуемая модель поведения. Или же – подверженность внешним установкам. «В книгах же пишут, как правильно любить ребенка, а я хочу быть правильной – поэтому буду любить до беспамятства», - внутреннее неосознаваемое послание такого родителя. Или же – комплекс вины, полученный в детстве, от которого нет спасения. Так травмированная мать будет травмировать своего ребенка, даже не понимая этого и страдая сама. Но это уже истории о родителях, а что же дети?

В случае гиперопеки ребёнок растёт беспомощным, зависимым от родителей. Он не научается строить отношения, основанные на взаимоуважении и учете интересов окружающих, испытывает значительные сложности при принятии решений и необходимости нести за них ответственность.

Работа психолога с Аленой и Константином.

Задача психолога состояла в том, чтобы Алена и Константин поняли причины своих проблем, осознали те свои особенности, которые мешают им жить продуктивно и счастливо.

В ходе многомесячной работы каждый из них научился понимать и принимать свои личные особенности и качества. В ходе анализа множества ситуаций прошлого и настоящего осознали свои сильные и слабые стороны, сформировали ту самую внутреннюю опору и научились не оглядываться назад.

Способность видеть ценность других людей, воспринимать их такими, какие они есть, не только получать, но и что-то отдавать, заботится, не относится к отказам и разнице во мнениях как к проявлениям враждебности, - дались Алене нелегко. Но она стремилась во всем разобраться и очень хотела как-то выйти из круга своего одиночества, которое стало особенно острым после смерти матери.

У нее получилось, спустя время Алена нашла себя в новой для нее профессии, вышла замуж, сформировала круг близких друзей. И все вроде бы хорошо, но только очень жаль тех лет, которые прошли бы иначе, если бы Алена раньше обратилась за профессиональной психологической помощью.

Константину сложнее всего было научиться не оглядываться на мнение окружающих, не искать постоянно позитивных оценок своей деятельности, а принимать решения и нести за них ответственность. Еще более трудным оказалось понимание своих желаний и потребностей, привыкнув с детства всегда и во всем получать подробные инструкции, он даже при выборе рубашки испытывал значительные трудности.

Пока Константин всё ещё не очень доволен собой во многих отношениях, но он сам признаёт, что движется вперёд и меняется к лучшему.



Поделиться:

Узнать подробнее об услугах Центра и записаться на прием можно по телефону (812) 640-38-55 или заполнив форму ниже.




Имя*
E-mail*
Телефон*
Удобное время для звонка   
Сообщение*
Защита от спама*
Консультации

Индивидуальная консультация психолога / психотерапевта
Семейный психолог: консультации
Консультация сексолога /
сексопатолога
Детский и подростковый психолог: диагностика и консультации
Коучинг (лайф коучинг)
Логопед для взрослых
Логопед для ребенка
Психологическая диагностика
Профориентация для подростков и взрослых
Индивидуальная программа по снижению веса и коррекции пищевой зависимости


Сотрудничество

Работа в Fidem


Контакты

Телефон

Санкт-Петербург,
Малоохтинский проспект, д. 61А,
БЦ «Александр Невский», 3 этаж
Карта проезда


Лицензия на осуществление медицинской
деятельности № 78-01-002884

Центр Прогрессивных Технологий FIDEM — психотерапия и логопедия © 2008-2017, Санкт-Петербург / СПб